Курсы валют

Биржевой курс
$  58.91
 68.01
  • Первый Неофициальный
    10 января в 0:10
    «Неофициально» с Эдуардом Хусаиновым
  • Первый Неофициальный
    7 января в 13:24
    «Неофициально» с Николаем Федоровым
  • Первый Неофициальный
    5 января в 13:06
    «Неофициально» с Александром Бахтиным
  • Первый Неофициальный
    3 января в 14:03
    «Неофициально» с Алексеем Тищенко
  • Первый Неофициальный
    26 декабря в 13:42
    «Неофициально» с Александром Лебзяком
  • Первый Неофициальный
    24 декабря в 4:15
    Новости на «Первом неофициальном»
  • Первый Неофициальный
    22 декабря в 2:06
    «Неофициально» с Кириллом Подольским
  • Первый неофициальный
    25 ноября в 1:51
    «Неофициально» с Хоакином Пастраной
  • Первый неофициальный
    19 ноября в 22:04
    «Неофициально» с Виктором Самоходкиным и Вячеславом Задорожневым
  • Первый неофициальный
    24 октября в 22:28
    «Неофициально» с Александром Кузьменко
  • 17 октября в 21:04
    «Неофициально» с Послом Бахрейна
  • Первый неофициальный
    14 октября в 23:52
    «Неофициально» с Послом Испании
  • Первый неофициальный
    6 сентября в 18:51
    «Неофициально» с Послом Боливии
  • Первый неофициальный
    5 сентября в 7:30
    «Неофициально» с Екатериной Поповой
  • Первый неофициальный
    21 июля в 17:36
    «Неофициально» с послом Киргизии
  • 6 июля в 18:57
    «Неофициально» с Вели Мамедовым
  • 1 июля в 18:56
    «Неофициально» с послом Кипра
  • 24 мая в 13:31
    «Неофициально» с российским спортсменом Александром Карелиным
  • 23 мая в 22:31
    «Неофициально» с президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым
  • 22 мая в 22:50
    «Неофициально» с послом Узбекистана в России Илхомжоном Нематовым
  • 21 мая в 18:43
    «Неофициально» с экс-послом Италии в России Витторио Клаудио Сурдо
  • 20 мая в 20:21
    «Неофициально» с послом государства Кувейт в России Нассером Х. Аль-Музайаном
  • 19 мая в 18:46
    «Неофициально» с Германом Каплуном
  • 30 июня в 10:31

    Угур Самут: «Глобальный тренд в области медицинского туризма – уход в online»

    Екатерина Балаева

    Екатерина Балаева

    Многие международные компании в 2016 году скорректировали стратегию развития и продвижения своих услуг с поправкой на экономические и политические события, которые непосредственно повлияли на выездной поток пациентов из России. Международная платформа по поиску и организации лечения по всему миру MEDIGO также ощутила на себе некоторые изменения и внесла корректировки в общую стратегию развития.
    Об этом мы поговорили с генеральным директором и соучредителем компании Угуром Самутом.

    – 2015 год в России стал для сектора медицинского туризма в некотором роде переломным по ряду показателей: санкции, кризис платежеспособности населения, спад выездного туристического потока. По некоторым данным, поток медицинских туристов сократился вдвое. Как эти изменения сказались на Вашей компании?

    Основными направлениями для россиян, с точки зрения медицинского туризма, всегда были Германия и Израиль. Но в связи с девальвацией рубля в 2015 году и экономической ситуацией в стране, эти направления из-за курса валют стали достаточно дорогими для россиян. Взамен этого мы наблюдаем рост количества пациентов, направляющихся из России в азиатские страны, такие как Индия, Южная Корея, Сингапур и так далее. Качество медицинского обслуживания и оборудования в этих странах на высоте, на одном уровне с той же Германией, но цены на лечение на порядок ниже: сэкономить на лечении в Индии, например, можно до 70% бюджета.

    Также мы вынуждены наблюдать отток российских пациентов из Турции – это направление сейчас не так популярно, как раньше.

    Если говорить о цифрах, то по объему потока пациентов и финансовым показателям на нас, конкретно на нашу компанию, кризис не повлиял. Мы не чувствуем изменений по количеству пациентов из России – их, напротив, стало больше, – мы скорее ощущаем некоторые изменения по среднему чеку в сторону уменьшения: в текущих экономических условиях россияне просто физически не готовы тратить столько, сколько они были готовы тратить раньше. А вот количество пациентов продолжает расти (за счет выбора пациентами других стран назначения для получения медицинского обслуживания) – люди продолжают искать качественное лечение. Россияне, например, по некоторым данным, ежегодно тратят на лечение за рубежом около 1 млрд долларов.

    Наша компания показывает стабильный рост, поэтому наша основная цель в этом году – продолжать расширять партнерскую сеть в России и предоставлять россиянам широкий выбор возможностей лечения как за рубежом, так и в самой России.

    – Раньше многие россияне ездили на лечение в Турцию. По известным причинам и туристические, и «медицинские» потоки сократились. Кто сейчас едет туда на лечение?

    Пациенты из Азербайджана, пациенты из стран СНГ постоянно запрашивают информацию о ценах и медицинском обслуживании в Турции. Арабские страны также составляют большую часть медицинского въездного потока Турции.

    – В прошлом году и в начале этого года стали появляться похожие проекты как в России, так и в других странах. Как эти события отразились на деятельности компании, принимаете ли вы какие-то меры, а также какая динамика оттока и притока клиентов, по Вашим ощущениям?

    В России мы не видим конкурентов, хотя в мире, конечно, конкуренция растет, поскольку рынок медицинского туризма развивается сейчас быстрыми темпами. В основном, если говорить о России, растет количество локальных компаний, ориентированных на узкие направления: например, агентство медицинского туризма в Москве направляет пациентов только в Берлин или только в Германию. Это некие «организаторы одного направления», и, в отличие от них, наша платформа организует лечение по всему миру – у нас более 700 клиник в 25 странах мира, а также у нас есть возможность напрямую предложить пациенту варианты лечения в разных странах: в Германии, в Турции, в Сингапуре, в Южной Корее, в Индии, в России и в других странах. Когда у пациента есть такой широкий выбор, с информацией о клиниках и стоимости лечения в них, всегда легче принять решение. Локальных медицинских посредников мы даже больше рассматриваем в качестве партнеров, нежели в качестве конкурентов: мы помогаем им расширять их партнерскую сеть.

    – Каким образом?

    Например, у локального посредника есть пациент, который хотел бы поехать в определенную страну и в определенную клинику, с которой у посредника нет договоренностей. Партнерство с нашей платформой открывает им доступ к нашей партнерской сети клиник и позволяет расширить выбор для своих пациентов. Таким образом, это взаимовыгодное сотрудничество: наш бизнес растет за счет роста количества пациентов, а бизнес партнеров и их клиентская база растет за счет расширения сети партнерских клиник.

    – Как вы сами оцениваете УТП вашей платформы? Чем она отличается от других, которые появляются на рынке?

    Основное УТП нашей платформы заключается в том, что мы предлагаем, в отличие от локальных компаний, широкий выбор ведущих клиник в разных странах. Как известно, это не так просто – заключить договора с таким количеством партнеров, тем более в медицинской сфере. Другое преимущество заключается в том, что мы можем предложить компиляцию из качественного обслуживания и релевантной стоимости услуг. Поэтому основное отличие от других компаний, на мой взгляд, – это предоставление пациенту лучшего медицинского обслуживания за лучшую цену.

    – Сопутствующие продажи на вашей платформе, я имею в виду – переводчики, организация трансфера, проживания, – существенная часть доходов или…

    Зависит от страны назначения и страны отправления пациента. Если мы говорим о российском рынке – да, это значительная часть дохода, поскольку россияне, которые отправляются на лечение за рубеж, часто не говорят по-английски, им нужен переводчик, им нужна виза, и мы помогаем организовать весь этот базовый сервис. Для некоторых других стран в дополнительных услугах нет необходимости. Например, когда американцы едут на лечение в Таиланд, им не нужна виза, персонал ведущих тайских клиник говорит на английском, – и по данному направлению доходы от сопутствующих сервисов не имеют особого значения в общей доле доходов.

    – В январе 2016 года ваша компания получила в промежуточном раунде инвестиции в размере 3,5 млн долларов от китайской компании CL Global Healthcare. Какие планы в отношении развития бизнеса в Китае?

    Я практически уверен в том, что рынок Китая станет, вероятно, одним из основных рынков медицинского туризма в ближайшее время. Причина этого очевидна: последние 15 лет китайская экономика активно растет, население страны увеличивается, но при этом их здравоохранение и медицинская отрасль не претерпевают, скажем так, улучшений и качественных изменений. По нашим данным, пациенты из Китая тратят на лечение за рубежом около 10 млрд евро в год; конечно, позволить себе это могут далеко не все, только средний класс и выше.

    Китай – важный рынок для нас, поэтому очень важно там иметь такого партнера, как CL Global Healthcare, который в курсе местной системы здравоохранения и имеет опыт инвестирования в проекты в области медицины и здравоохранения в Китае. Мы начнем там сотрудничество с локальными провайдерами, которые предоставляют своим пациентам опцию по выбору лечения за рубежом, и постепенно будем расширять сферу влияния.

    – А что касается российского рынка и присутствия вашей компании там – какую динамику наблюдаете, какие ваши прогнозы по рынку России и СНГ? Чего ожидаете?

    Мы увеличиваем нашу прибыль вдвое в каждом квартале, и это означает, что мы ожидаем десятикратное увеличение прибыли от российского рынка и рынка СНГ в течение этого года.

    – На вашей платформе уже есть 4 частных российских клиники онлайн. По какому принципу отбираются клиники, которые могут стать партнерами международной платформы?

    У нас есть внутренняя программа оценки качества in-house, которую мы также частично применяем к российским клиникам. Программа включает комплекс мер по изучению каждой клиники: мы проводим определенный рисерч, смотрим отзывы, получаем отзывы партнеров, проверяем на наличие или отсутствие у клиник международной аккредитации, изучаем опыт врачей, которые работают в клинике и так далее.

    Среди российских клиник у нас сейчас на сайте присутствуют клиники EMC (Европейский медицинский центр), ОАО Медицина, Премьер-медика, Медскан. Три другие клиники – в процессе подготовки профилей для публикации онлайн. В этом году подключатся и другие российские клиники. Российским направлением у нас занимается in-house наш региональный директор по России и странам СНГ Дмитрий Ладыженский.

    – Есть ли какой-то конкретный план по количеству российских клиник, которые вы хотите подключить к платформе? Будет ли расширяться география клиник или концентрироваться будете на городах центрального региона?

    Работы по присоединению российских клиник ведутся активно, и в планах есть подключение еще 20 российских клиник в этом году. Что касается географии, то мы пока концентрируемся на Москве и Санкт-Петербурге. В принципе, есть возможность сотрудничества со всеми регионами: сейчас мы проверяем спрос россиян на разные ценовые сегменты, на разные клиники. Посмотрим.

    – Как удается развивать бизнес в России, не присутствуя там физически, не имея филиалов?

    Мы же интернет-компания, и на дворе 21 век. Все, что мы можем предложить, мы предлагаем в режиме онлайн и по телефону, и поэтому, с точки зрения качества обслуживания, нам неважно, где находится пациент, из какой он страны: все общение, обмен документами и сопровождение клиента ведется в режиме реального времени. Если компания технологична и прозрачна, то проблем не возникает.

    – В каких странах уже есть филиалы компании, и планируете ли вы открывать новые офисы в других странах?

    В настоящее время у нас есть офис в Берлине, офисы в Сиднее, Сингапуре и США. У нас также есть партнерское представительство в Дубае. В этом году мы не планируем открытие новых офисов, но в следующем мы рассматриваем возможность открытия офиса в России, в Китае и в нескольких других странах.

    – Поменялась ли стратегия компании с момента ее создания? На что ориентируетесь в первую очередь в этом году?

    Когда мы только появились на рынке, мы фокусировались на несложных процедурах, так называемых elective cases: например, стоматология, пластическая хирургия, косметология. Обычно, как я уже говорил, средний чек по ним небольшой, но количество пациентов возрастает год от года. Такая стратегия была обусловлена тем, что людям психологически проще найти, забронировать и оплатить такого рода лечение онлайн. Со временем у нас стало появляться все больше и больше запросов на лечение сложных случаев, и поэтому фокус сместился больше в сферу организации лечения сложных случаев, таких, как онкология, кардиология, ортопедия. В этом году в фокусе – сложные медицинские случаи.

    – Как изменения в стратегии сказываются на количестве клиентов? Сколько клиентов обслужили за прошлый год и какое количество ожидаете в этом году?

    Изменение стратегии в целом не сказывается на количестве пациентов, так как мы не отказались от нашей прошлой модели и продолжаем заниматься организацией лечения как простых, так и сложных случаев. Мы расширяем количество медицинских направлений по сложным случаям и, как следствие, ожидаем роста количества пациентов. По нашим оценкам, в этом году количество пациентов, которые отправятся на лечение через нас, достигнет 20000 пациентов.

    – Можете ли назвать общие мировые тренды в медицинском туризме, которые вы наблюдаете? Как ваша компания реагирует на эти тренды?

    В мире существует три основных категории пациентов. Первая категория – пациенты из развитых стран, которые направляются на лечение в развивающиеся из-за высоких цен на медицинское обслуживание в развитых странах. У этой категории пациентов основная цель – экономия средств. Так, например, по вопросам косметологии, пластики или стоматологии многие жители США едут в Мексику.

    Ко второй категории относятся пациенты, которые едут на лечение из развивающихся стран в развитые: цена лечения в данном случае практически не играет роли, люди ищут качественное медицинское обслуживание и современные технологии. Поэтому русские продолжают ездить в Германию, арабские пациенты – в Швейцарию. Для них основная цель – это высокое качество медицины, которое они не могут получить в своих странах.

    И, наконец, третья категория – это пациенты, которые едут из развитых стран в развитые страны. Такое тоже нередко случается, особенно в ситуациях, когда в своей стране им приходится ждать операции. Например, в Великобритании пациенты могут сделать эндопротезирование за счет своей страховки, но время ожидания операции составляет более 6 месяцев. Те, кто не могут ждать, едут в другие страны.

    Что касается общего и глобального тренда в медицине, особенно в отрасли медицинского туризма, то, на мой взгляд, медицина в общем и медицинский туризм в частности уходят в диджитал (цифровой формат). И эта тенденция нас очень мотивирует.

    0 комментариев

    × Вы должны войти, чтобы иметь возможность обсуждения


    Читайте также
    Без рубрики
    Рынок нефти: нисходящий тренд еще не сломлен
    Прошло уже больше двух месяцев со знаменательной встречи в Дохе 17 апреля. Краткий обзор факторов, перечисленных на тот момент: за 100 лет нефтяная индустрия перенесла 7 серьёзных снижений с сопоставимым масштабом, так что последнее падение закономерно; производство никто не собирается ограничивать (ни США, ни Саудовская Аравия (СА), ни Иран, ни Россия – последняя опередила СА и нарастила добычу за 2016 уже почти до 11 млн б/с); запасы в США велики и в среднем неуклонно росли (небольшие колебания не в счёт – даже самый низкий с 2005 показатель в 518 млн барр. особо картины не меняет); китайская экономика демонстрирует только самые первые намёки на восстановление, так что рано говорить об улучшении спроса; а подавляющая часть прогнозов на 2016 в сторону среднегодовых $30-35 за баррельBrent, отмечает главный финансовый аналитик международной брокерской компании EqTrades Евгений Зомчак.
    7 июля в 14:15
    0
    Ещё статьи